Создание эффективного медиатекста. Теория прагматики
Пятница, 20.07.2018, 13:28
ГлавнаяРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Категории раздела
Выбор средств выражения отобранных смыслов [5]

Форма входа

Главная » Статьи » Стратегия коммуникации » Выбор средств выражения отобранных смыслов

3. Классификация прагматических функций фрагментов текста

(1) Задача контакт:

(1.1) установить (вокативная <Вк>, апеллятивная <Ап>, фатическая<Фт>),

(1.2) углубить (интимизация <Ин>),

(1.3) поддержать, предугадывая реакцию адресата (реактивная < Рк>),

(1.4) активизировать (имитация полемической функции <Пл>),

(1.5) разнообразить в социальных ролях (функция межличностной коммуникации <МК>).

 (2) Задача сформировать в адресате:

(2.1) мнение, сопровождающееся оценкой (аргументационная <Ар>),

(2.2) определенное понимание сообщения, регламентирующее дальнейшие действия (иллокутивная <Ил>),

 (2.3) будущее действие (перлокутивная <Пр>),

(2.4) нормы поведения (конативная <Кн>),

 (2.5) оценку авторского замысла (оценочная в узком смысле <Оц>).

(3) Задача представить автора:

(3.1) вовлеченным в отображаемую ситуацию действительности, свидетельством чего служат его эмоции (эмоциональная <Эм>),

(3.2) компетентным источником* (<КИ>),

(3.3) добросовестным исследователем (эвристическая <Эв>),

(3.4) ищущим субъектом (манифестированная <Мн>),

(3.5) конкретным субъектом с личностными характеристиками и личностным выбором (личностная <Лч>).

(4) Задача сделать выразительной тему сообщения при помощи синтаксической комбинации смысловых элементов:

(4.1) сделать тему развернутой (перифрастико-экспликативная <ПЭ>),

(4.2) сделать тему контрастной (контрастная <Кнр>),

(4.3)  задать рамки сообщению (ограничительная <Ог>),

(4.4) сделать тему топиком (топиковая <Тп>),

(4.5) сделать тему многомерной (поэтическая <Пт>).

(5) Задача в сообщении:

(5.1) без потерь передать нужные эмоции (экспрессивная <Эк>),

(5.2) удерживать внимание адресата к элементу содержания (<ВС*>),

 (5.3) шокировать, удивить адресата (аффективная <Аф>).

(5.4) повысить значимость, т.е. важность содержания фрагмента текста в субъективной картине мира реципиента (<Зн*>),

(5.5) сделать его запоминаемым (символическая <См>),

(6) Задача по насыщению сообщения контекстами (нарративная функция) может реализоваться:

(6.1) пародированием известного читателю (эмоционально) – <kE> (Emotion),

(6.2) созданием «эффекта новизны» при известном предмете описания (информативно) – <kI> (Information),

(6.3) подтверждением данных, ознакомлением читателя с деталями ему ранее известного (рутинно) – <kR> (Reconfirmation),

(6.4) включением нужной ассоциации (стремительно) – <kS> (Speed),

(6.5) ограничением нежелательного действия ассоциации (адекватно)<kA> (Accuracy).

(7) Выбор кода для сообщения может определяться задачей:

(7.1) привлечь внимание к фрагменту текста (<ВФ*>),

(7.2) активизировать желание реципиента раскрыть интригу, заполнить смысловую пропозицию в содержании (пропозиции  <Прп>),

(7.3) включить реципиента в процесс декодирования дополнительного, в том числе прагматического, содержания сообщения (метафункция <МФ>),

(7.4) сымитировать художественный стиль и эстетический характер дискурса (эстетическая <Эс>);

(7.5) создать пространство объединенных кодов автора и реципиента  (интерактивная <ИА>).


Комментарии к классификации 2.3.2

К задаче контакт установить (1.1):

Фатическая функция реализуется в тех случая, когда говорящие говорят что угодно, лишь бы завязать или поддержать общение (phatic communion)» [Степанов 1973: 342]. Вокативная функция (vocative function): функция имен, используемых при привлечении внимания человека, к которому обращаются [Lyons & Semantics 1977: 217]. Апеллятивная функция (appellative function): выполняется, например, формами обращения [Stankiewicz E. Linguistics 1984: 163]; основана на том, что «получатель» доступен отправителю в качестве адресата, а потому имеется возможность обратной связи с этим адресатом, что вызывает необходимость в учете (отправителем) фоновых знаний своего адресата [Nord 1997: 58].

К задаче контакт углубить (1.2):

Понятие интимизации диалога автора и реципиента уже использовалось лингвистами в своих исследованиях (см. напр.: Суджата Рао 1996). Философская теория процесса восприятия информации представляет получателя и источник информации как совершенно различные по образу мыслей и чувств сознания: «Концепция интимизации родилась под влиянием культурологических идей Ю.М. Лотмана и М. М. Бахтина. Знание о другом человеке интимизируется в том случае, когда другой в глазах получателя информации разусредняется, то есть становится не просто безликим источником информации, но и ее равноценным производителем, когда другой становится не таким, как «другие», когда мы ценим не только свою оценку другого, но его оценку себя и других вещей и объектов, которые в этом случае как бы одушевляются, получают статус событийности» [Руднев 2009].

К задаче сформировать в адресате мнение, сопровождающееся оценкой (2.1):

Конечный результат решения данной задачи – сформированное общественное мнение. Аргументативные функции – функции языковых выражений в тексте, указывающие на аргументативный статус конкретного фрагмента текста.

К задаче сформировать в адресате определенное понимание сообщения, регламентирующее его дальнейшие действия (2.2):

Лич [Leech 1983: 104] выделяет четыре типа иллокутивных функций, в зависимости от того, как они связаны с социальной целью установления и поддержания ровных отношений между людьми: 1) конкуренция, когда иллокутивная цель конкурирует с социальной целью, например: приказ, вопрос, просьба; 2) совпадение, когда иллокутивная цель совпадает с социальной ролью, например: предлагание, приглашение, приветствие, благодарение, поздравление; 3) сотрудничество, когда иллокутивная цель безразлична по отношению к социальной цели, например: утверждение, сообщение, объявление, инструкция; 4) конфликт, когда иллокутивная цель находится в конфликте с социальной целью, например: угроза, обвинение, проклятие, упрек. Из них первые два существенно связаны с вежливостью. Иллокутивная функция в тексте – то, что отвечает на вопрос «How to do things with texts» (как добиваться своих целей с помощью текстов) [Meyer 1983: 102].

К задаче сформировать в адресате будущее действие (2.3):

В отличие от способа включения субъекта в действие через ПУТ (через механизм рациональной оценки отрезка действительности посредством МСС, с последующим включением в МСС самого субъекта), побуждение к действию может быть выполнено методом эмоционального заражения. В качестве простого примера можно рассматривать также модальные глаголы долженствования.

К задаче сформировать в адресате нормы поведения  (2.4):

Пример конативной (conative function), или предписательной, функции – нормативный дискурс. Эта функция является проявлением власти слова над поведением других людей. Как пишет В.З.Демьянков: «…Такая власть подается как легитимная и авторизованная, но может маскироваться под выражение мнения (например, подаваться как констатирующее высказывание)» [Демьянков 2003].

К задаче сформировать в адресате оценку авторского замысла  (2.5):

В узком смысле речь идет об оценке направленности авторского замысла, его полезности. Соответственно, замысел может быть истинным или ложным, открытым или скрытым и т.д. Ю.В.Рождественский следующим образом характеризует данную функцию: «…При осмыслении речи необходимо не только понять замысел говорящего, оценить этот замысел с точки зрения его содержания и авторского мнения и намерения, но и оценить направленность этого замысла, его полезность. Это использование человеком оценочной функции речи» [Рождественский 1990: 68-69].

К задаче представить автора вовлеченным в отображаемую им ситуацию действительности, свидетельством чего служат его эмоции (3.1):

Обладая идеационной функцией, язык служит выражению «содержания» – то есть, опыта человека (носителя языка) в реальном мире, включая сюда внутренний мир его собственного сознания [Демьянков 2003]. В отличие от экспрессивной функции языковой формы (см. комментарий к задаче 5.1), здесь эмоции эксплицитно связаны с «я» автора. Передача эмоций от автора к реципиенту – важнейшая составляющая профессии автора; однако далеко не всегда в обучающих методиках уделяется достаточно внимания качеству, глубине авторских эмоций, пониманию их природы и управлению ими в процессе создания текста. А.Н.Леонтьев характеризует эмоцию как «…процесс средней продолжительности (в сравнении с чувствами, аффектами и настроениями – прим. А.Ш.), отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям» [Леонтьев 1971].  На наш взгляд, методика обучения тексту здесь могла бы многое почерпнуть из  системы обучения актерскому мастерству К.С.Станиславского [Станиславский 1935]. Автор, как и актер на сцене, должен не изображать (придумывать, называть) эмоции, а сам, своей собственной личностью, испытывать и передавать их. При этом основная трудность – дефицит ментальной вовлеченности в реальную ситуацию, которую автор отображает в своем тексте. Таким образом, автор должен уметь собирать действительность в модели социальных ситуаций еще и для того, чтобы самому оказаться внутри них и внутренне «оправдать» (термин К.С.Станиславского) транслируемые эмоции – сначала для себя, потом и для других. Поскольку эмоция представляет собой психическую реакцию на действительность, для того чтобы реципиенты сопереживали конкретным эмоциям в тексте, последние должны базироваться на общих МСС, вызывающих сходные реакции у большинства людей. Эмоции могут стать реакцией на личностные ситуации, в которых оказывается сам субъект, или составлять процесс сопереживания «чужой» личностной ситуации. В случае эмоций, вызванных посредством текста, мы имеем дело именно с процессом сопереживания. При этом любая эмоция всегда означает высвобождение психической энергии человека. «Психическая энергия есть интенсивность психического процесса, его психологическая ценность. Под этим не следует понимать какую-нибудь приписанную ценность морального, эстетического или интеллектуального характера; но данная психологическая ценность просто определяется по ее детерминирующей силе, которая проявляется в определенных психических действиях («достижениях»)» [Юнг 2003: URL]. Автор способен выразить смысл таким образом, чтобы он инициировал действие скрытых структур коллективного бессознательного, которые представляют собой точки входа в резервы внутренней энергии реципиента. Коллективными исследователи называют «…все те психические содержания, которые свойственны не одному, а одновременно многим индивидам, стало быть, обществу, народу или человечеству <…> Коллективными можно называть не только понятия и воззрения, а и чувства...» [Шехтер 2003: 342]. Ситуации типа «наши бьются» или «наши победили», на наш взгляд, имеет прописку в коллективном бессознательном. Таким образом, энергетический обмен между автором (посредством фрагмента текста) и реципиентом текста может иметь локальный характер и определяться не выбором моделей представления ситуаций, а отбором отдельных языковых средств, отображающих потенциально энергийные «психические содержания». В случае если во фрагменте текста задается локальная пропозиция энергийного психического содержания, без дальнейшей связи с основным содержанием текста, мы можем определить в данном  фрагменте  разновидность эмоциональной функции, оперирующей в бессознательном реципиента текста.

К задаче представить автора добросовестным исследователем (3.3) и ищущим субъектом (3.4):

Эвристическая функция (3.3.) отражает в большей степени процедуру поиска, а манифестированная (3.4) – факт нахождения, эмоциональный всплеск. Эвристика настраивает на со-мыслие, манифестация – на со-переживание автору в его поиске. Можно было бы включить данные функции в группу контактных (1), однако, на наш взгляд, их основная прагматика заключена в создании образа автора: «охотника за истиной», вместе с читателем (зрителем, слушателем) «пробирающимся» сквозь «дебри смыслов» к адекватной интерпретации фрагмента действительности.

К задаче представить автора конкретным субъектом с личностными характеристиками (3.5):

Автор должен помнить о необходимости баланса: с одной стороны, устанавливая своим текстом более доверительные, субъект-субъектные отношения с реципиентом, с другой стороны, не мешая  реципиенту своим излишним присутствием в тексте. Автопрезентация автора (сюда же следует отнести все случаи бессознательных интенций автора в тексте, включая рационализацию, вытеснение и другие), не оправданная комплексом целей и задач текста, может привести к резкой негативной реакции реципиента на личность автора, на сообщение и даже на все издание в целом. Нужно помнить, что «над автором» выстраивается еще и дискурс конкретного СМК, за который автор несет ответственность. Не желая воспринимать текст, например от раздражающего телеведущего или спортивного комментатора, реципиент переключается на другие каналы.

К задаче сделать выразительной тему сообщения при помощи синтаксической комбинации смысловых элементов  (4.1-4.3):

К семантико-топиковым функциям В.З.Демьянков относит функции контраста, перифрастико-экспликативные функции и рестриктивные (ограничительные) функции. Перифрастико-экспликативная функция (paraphrastisch-explikative Funktion) позволяет передать сложные содержания следующим образом: отправитель делает несколько подряд «заходов», не обязательно завершенных, но по-разному, с разных сторон подходя к реализации своего коммуникативного замысла [Meyer 1983: 105]. Основные приемы, реализующие данную функцию: парафраз, пояснение, резюмирование и уточнение [Meyer 1983: 120]. Рестриктивная (ограничительная)   функция задается, как правило, средствами ориентировки реципиента в смысловом пространстве всего сообщения или отдельно развернутой темы.

К задаче сделать тему сообщения  топиком (4.4):

Топиковая функция (topical function; topikale Funktion) выделяется в языкознании как  функция топикализованной составляющей в предложении [Hudson 1976: 100-101]. Реализация топиковой функции характерна для ЦУТ развлечение. Например, в программе «Чартова дюжина» («Наше радио») темой для развития сюжета становится «формальное» ключевое слово: из названия музыкальной группы, заглавия или текста песни и т. п. Данное ключевое слово таким образом задает ограничение в поиске развлекательной информации и может также квалифицироваться как реализация ограничительной функции (см. 4.3).

К задаче сделать тему сообщения  многомерной (4.5):

Мы используем понятие «поэтическая» (функция фрагмента текста) по методическим соображениям. В понятии поэтической функции нам важно выделить не столько специфический поэтический код знаков-символов текста, или общий эстетический характер дискурса, сколько особый механизм мышления автора и реципиента, который мы определили как конструирование новых миров – для включения этих новых миров (содержательных конструкций) в общую структуру содержания текста. Нацеленность автора на ассоциативный захват новых – «случайных» с логической точки зрения, но, в интуитивном понимании, релевантных и необходимых для раскрытия темы сообщения – семантических полей в определенном участке текста представляет собой коммуникативный выбор автора, что позволяет говорить о реализации в этом случае ПФФТ. От обучаемого, в определенный момент работы над  текстом, может потребоваться именно такой – особым образом продуцирующий содержание, специфически конструктивистский – тип мышления. С другой стороны профессионал должен быть способен локализовать, не распространить этот тип мышления на остальные фрагменты своего текста, не требующие ассоциативно-поэтического типа мышления. Поэтическая функция фрагмента текста должна быть полностью подчинена прагматике текста. Как мы отметим ниже (в комментарии к задаче 7.4), художественность, соображения эстетического порядка имеют здесь второстепенное значение.

К задаче без потерь  передать в сообщении эмоции (5.1):

Формирование эмоционального отношения реципиента к отображаемым в тексте явлениям действительности мы описываем в механизме создания ПУТ. Здесь же речь идет о локальных словах и фрагментах текста, обладающих повышенной экспрессивностью в общем тезаурусе или в конкретном контексте и соответствующим потенциалом эмоционального воздействия на реципиента. Необходимо также отграничить данную задачу от задачи по оправданию автором своих эмоций (3.1). Здесь в фокусе находится не сама эмоция в стадии становления, а сообщение – как форма для транслирования уже имеющейся эмоции. Пользуясь приведенной выше аналогией с системой актерского мастерства, здесь автор-актер, прошедший вживание в образ, переходит к репетициям уже на самой сцене – используя имеющиеся у него средства выражения (слово, язык тела, пространство сцены и т. д.). Эмоции автора содержатся в сообщении имплицитно. Среди способов реализации эмоциональной функции фрагмента текста можно назвать следующие: а) использование слов с эмоциональной коннотацией; б) обращение к структурам коллективного бессознательного;  в) интерпретация реальности (например гиперболизация, перифраз, создание эффекта очуждения и другие художественные приемы); г) прямая номинация эмоций. В.Н. Телия [92] рассматривает прагматику отдельных групп слов-знаков: «…Положительное или отрицательное чисто эмоциональное (связанное со сферой чувств-переживаний) отношение к обозначаемому (ноченька, солнышко, малюсенький, прудишко, крохотуля); квалификативно-оценочное отношение к обозначаемому, основанное на осознании членами данного языкового коллектива некоторого качественного (квалитативного) или количественного (квантитативного) «стандарта» бытия обозначаемого, отклонение от которого вызывает положительную или отрицательную оценку (групповщина, писанина, гордец, болтать или носиться, тащиться, уплетать, умопомрачительный); социальные реакции на обозначаемое, связанные с установкой говорящих на некоторые нормы употребления средств в определенных условиях речи или стилистических пластах языка, нарушение которых вызывает положительный или отрицательный социально-ролевой эффект (ср. ввергать, низлагать, гордыня, светоч, упоительный, нерушимый и мямлить, шастать, околесица, трепач, ловчила) и другие».

К задаче удерживать внимание к содержанию сообщения (5.2):

Среди специальных приемов решения данной задачи – сигнальная лексика, чередование дискурсов, остранение, превращение известного в неизвестное, привлечение действенных шаблонов, создание образа действия, перипетии, коллизии и другие. Определим понятие «сигнальная лексика».  Некоторые слова обладают значениями, устойчиво актуализирующимися в критических ситуациях жизнедеятельности индивида. Тем самым в субъективном семантическом пространстве индивида они привязывают его освобожденную для решения проблемы энергию к определенным узлам этого пространства, к его внутренним значениям. По сути, такие слова действуют как сигналы типа «Внимание, Х!», при которых происходит своеобразный запрос к узлам с большим потенциалом накопившейся энергии, в результате которого энергия преобразуется в реакцию. В значении «Х» может выступить и «опасность», и «радость», и «осторожность», и «препятствие» и другие данные о значимой для субъекта ситуации действительности. Здесь мы наблюдаем частный случай общего процесса интериоризации значений, о котором говорили в параграфе 1.3.1, только значений определенного типа. Согласно многолетним исследованиям в области психолингвистики, слово-стимул апеллирует к той же внутренней базе значений, знаний и опыта, что и знак других знаковых  систем – например дым как знак огня в системе естественных знаков. Безусловно, реальная ситуация в системе естественных знаков является несравнимо более сильным стимулом; слово «проблема», например, вызывает меньшую по силе реакцию, чем погружение в сопереживание полноценно развернутой вербальными средствами проблемной ситуации, которая в любом случае не сравнится с реакцией субъекта при условии его личной вовлеченности в проблемную ситуацию. И все же единый механизм обработки стимулов делает свое дело; при этом потенциал некоторых семантических узлов (полей) настолько велик, что заставляет реципиента включить повышенное внимание при употреблении даже отдельных слов-сигналов. Не вызывая полноценных эмоций, такие «сигнальные» слова способны особым образом воздействовать реципиента. Функциональность «сигнальных» слов наиболее полно разработана в теории НЛП. Стимул, который вызывает закрепленную ожидаемую реакцию, называется в НЛП «якорем». Слово – не самый сильный тип стимуляции (по сравнению, например, с запахом), однако он универсален и максимально доступен для применения. Стимул-якорь актуализирует блок закрепленного за ним опыта, «вытаскивая» его из бессознательного субъекта – включая эмоциональный фон. Реакция субъекта тем эмоциональнее, чем выше эмоциональный фон, закрепленный за данным «якорем». В принципе, на этом же механизме основаны такие разновидности экспрессивной функции, как номинация эмоций, а также обращение к структурам коллективного бессознательного. Сигнальные слова не обязательно должны отражать негативные ситуации. Возможна привязка к традиционным шаблонам социального внимания индивида. Например, фиксация на исключительности: «Стал первым, кто…»; «Самый…»; «Только…». Еще раз отметим, что в случае ПФФТ факты не отбираются (как в формировании ЦУТ), отбираются средства выражения факта.

К задаче в сообщении повысить информационную значимость, т.е. важность содержания фрагмента текста в субъективной картине мира реципиента (5.4):

Практика авторской деятельности (в первую очередь новостного производства) определила следующие виды значимости: 1. Ценностная значимость: смысловые ориентиры общества, стержни его идентификации; ценности, к которым так или иначе апеллирует автор; насколько фрагмент так или иначе воспроизводит или как-либо меняет наши представления по шкале ценностей: безопасность, свобода, благосостояние, развитие. 2. Содержательная значимость: насколько содержание фрагмента текста является неожиданным с точки зрения существующих содержательных контекстов; насколько содержание является смыслообразующим (порождает новые события, новые содержательные контексты); частота появления сенсаций и указание на то, что они сенсации. 3. Историческая значимость: насколько содержание фрагмента является событием, создающим будущее, имеющим длительное влияние на это будущее; наличие исторических событий или событий исторического значения, которые называются таковыми. 4. Экзистенциальная значимость: насколько содержание новостей важно в контексте прошлого социального жизненного опыта; личная и общественная безопасность; наличие советов, притч или мудростей. 5. Экономическая значимость: насколько содержание фрагмента влияет на благосостояние целевой аудитории. 6. Социальная значимость: насколько содержание фрагмента является институционально важным для целевой аудитории; обнаруживает ли содержание фрагмента социальные (корпоративные) разногласия и конфликты интересов (мотивы сторон, участников конфликта интересов) целевой аудитории; описывается ли событие новостей в терминах взаимодействия лиц (персон) целевой аудитории. 7. Правовая значимость для целевой аудитории: правовые коллизии и правовые конфликты; столкновение права и закона; судебные процессы; столкновение естественных прав, приобретенных прав и социальных гарантий. 8. Политическая значимость: насколько содержание фрагмента является важным с точки зрения изменения политической структуры общества. 9. Культурная значимость: насколько содержание фрагмента является важным с точки зрения культурной жизни страны; культурные события других стран и их влияние на нас. 10. Локальная значимость: степень локализации содержания фрагмента (отнесение к себе, своей среде обитания, своей социальной группе). 11. Интерактивная значимость: степень воздействия фрагмента на отражаемые в нем события; степень вовлечения субъектов, участвующих в событиях в реакцию на текст (обратная связь, уровень критичности, реакция других субъектов); участие в создании и публичной коммуникации и обратной связи общества с порождаемыми им событиями.

К  задаче насыщения сообщения контекстами (6):

Здесь речь идет не о семантическом моделировании избранного контекста действительности – способного сформировать основание оценки, как в случае с формированием ПУТ, – а о контексте в целом. Можно сказать, что мы решаем задачу не как «включить» тот или иной контекст в текст, а как это сделать быстро, точно, эмоционально, информативно и т. д. Функцию насыщения контекстами содержания текста мы понимаем как отдельную задачу в производстве текста. Данная функция определяется психической потребностью индивидуума в постоянной подпитке новой информацией. Соотнесение знания с тем или иным контекстом запускает особые психические процессы (физиологически основанные на перемещениях нейронов головного мозга), которые в здоровом организме должны находиться в состоянии постоянного функционирования. В этом плане регулярное потребление информации индивидуумом выполняет в некотором роде привычную «тренировочную», «режимную» функцию. В определенном смысле потребность в новой информации – это потребность в материале как «в топливе», для поддержания функционального состояния базовых психических процессов. Наиболее изощренные пытки в XX веке проводились именно с опорой на эту физиологическую потребность в новой информации. «Белый шум» (полная изоляция человека в камере от всех возможных видов ощущений) в течение нескольких недель способна свести человека с ума, навсегда сделать его организм больным и неполноценным [Кляйн 2009].

К задаче привлечь внимание к фрагменту текста (7.1):

В отличие от привлечения внимания к плану смыслового содержания сообщения (4.3), здесь речь идет о привлечении внимания во фрагменте текста к плану выражения этого содержания. Этого можно достичь, например, за счет использования усложненных терминов, незнакомых, редких слов, «странных» слов или словосочетаний (птица додо, какология, ползучий эмпиризм, сидячий представитель подводной фауны и т. п.) и других. Могут использоваться различные «новые формы», прежде всего, словоформы. Например: Люк Вэйдерович Скайвокер. Сюда же можно отнести иноязычные слова, экзотизмы и другие

К задаче активизировать желание реципиента разгадать интригу, заполнить смысловую пропозицию в содержании текста (7.2):

Автор может инициировать в реципиенте сопутствующие виды деятельности, готовность к которым заложена на глубинных уровнях человеческой психики. К ним, например, относится игровая деятельность; с ней мы можем соотнести операции по заполнению возможной смысловой пропозиции содержания: «автор спрятал, а я – читатель – найду!» Автор способен сознательно инициировать этот процесс, намекая на наличие в тексте «спрятанного» содержания. Например, когда автор нарушает прямую последовательность в изложении фактов, использует композицию со вставными элементами, разрывает целостность времени и пространства  и т. д. Пропозициональная функция (propositional function): понятие, использовавшееся под этим названием еще в [Russell 1956-a: 42] в современном значении, в философии языка Б.Расселла определялось как выражение, содержащее один или несколько недоопределенных компонентов и становящееся пропозицией, как только эти недоопределенные компоненты будут определены [Russell 1956-b: 230]. Когда говорят о существовании или несуществовании чего-либо, имеют в виду именно свойство пропозициональной функции [Russell 1956-b: 232-233].

К задаче имитации эстетического характера дискурса (7.4):

Эстетическая функция (aesthetic function): направленность стилистики конкретного текста на достижение того или иного эстетического (в частности, литературного) эффекта [Leech 1981: 39]. Эстетическая функция, в отличие от поэтической, фокусирует внимание реципиента на выразительной форме, а не на новом денотате или контексте. Поэтическая – функция нового содержания, эстетическая – нового оформления (см. также комментарий к задаче 4.5). Художественный стиль применяется в основном в развлекательных жанрах, либо в рекламе. При этом он не выражает собой ни художественность текста, ни возможную установку на его (текста) эстетическое восприятие. Яйцо ничего не может выразить своей курицей, а вот курица своим яйцом – может. Эстетика и прагматика – это две зеркальные, и при этом не пересекающиеся друг с другом системы. Эстетика – или прагматика: вот самый первый выбор, который может и должен сделать автор текста. Однако на практике он его обычно не делает, поскольку уже включен в систему социальных связей и начинает писать любой текст в уже заданных условиях производства. На Facebook’е, если автор хочет, чтобы пользователи оценили его текст, от него требуется эстетика, в редакции – только прагматика. Любое решение в тексте СМК должно быть выполнено автором с позиций прагматики, а не эстетики. Однако это должен быть его внутренний и понимаемый с технической стороны выбор. Реципиент способен даже в сухой информационной сводке увидеть художественность и эстетику – автору это делать запрещено, и прежде всего потому, что прочитать текст можно несколько раз, и в разных системах, а создать его – в окончательном виде – только единожды. Даже если реципиент увидит в тексте художественность и эстетику, для автора и его художественность, и его эстетика должны пониматься исключительно как имитация.

Категория: Выбор средств выражения отобранных смыслов | Добавил: atamanov (09.07.2013)
Просмотров: 793 | Теги: факторы коммуникации, функции языка, комуникативная задача, прагматическая функция фрагмента | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Система сайтов
  • Branding в XXI веке
  • Создание медиатекста
  • Архетипы русской нации
  • Школа медиатекста

  • Copyright MyCorp © 2018 Конструктор сайтов - uCoz